Артем Явас (я асфальт, но это нормально) (yavas) wrote in natsbest,
Артем Явас (я асфальт, но это нормально)
yavas
natsbest

«Домой», Владимир Козлов

Журналист Алексей Сухарев сбегает в Европу от длинных рук своего бывшего работодателя – мэра Пинского, известного рейдера и отморозка. Несколько лет он тихо живет в Праге, работая барменом в кафе, пока однажды в заведении не появляется некий знакомый из прошлого и не сообщает новости: во-первых, Пинский отстранен от должности, против него заведено дело, и Сухарев мог бы помочь следствию, рассказав много интересного о махинациях на мэрских выборах. Во-вторых, акции, держателем которых является Алексей, за прошедшее время сильно выросли в цене, и вернувшись, он мог бы на них обогатиться. Рассудив, что если его нашли даже здесь, то все равно теперь не отцепятся, Сухарев решает съездить на родину. Разумеется, зря.

Сюжетная линия выглядит линейно лишь в пересказе, на деле же новый роман Владимира Козлова (как и прошлые его романы) состоит из стробоскопического мелькания мелких сценок, зарисовок и диалогов. Перед нами мелькают слайды, проливающие свет на прошлое Сухарева: школьные олимпиады, торговля жвачками, рэкет, панк-концерты, работа в пиар-агентстве... Действие легко прыгает из 2006-го года в 90-й, а из 93-го в 2001-й, и далеко не все детали этого паззла имеют какую-то ценность для сюжета, а некоторые важные фрагменты мозаики, напротив, намеренно вынуты автором из повествования.

Сумбурность, недосказанность, общая депрессивность и прочие «свинцовые мерзости дикой русской жизни», составляющие фирменный козловский коктейль, в романе представлены в изобилии. Ругань, унылый секс, пьянки, демагогическая болтовня третьестепенных персонажей – все это тоже никуда не делось. Можно сказать, что «совковая реальность», традиционно описываемая Козловым, в 21-м веке изменений не претерпела, поменялись только инструменты по ее описанию: вязкая бытовуха, в которой плавают его герои, теперь завязана триллерным сюжетным узлом, действие расширилось во времени и пространстве. Читатели, знакомые с почерком автора, заметят и другие отличия от сложившегося канона: так, главы романа оформлены в виде ЖЖ-постов, а половина диалогов обрывается на середине фразы, словно у автора сели батарейки в диктофоне.

Козлова, разумеется, читают не ради сюжета, его книги ценны скорее атмосферой, мрачность и безысходность которой несет какое-то странное свербящее удовольствие; похожий эффект дает острая горчица или нюхательный табак. Но в романе «Домой» автор делает явственную попытку приложить к этой атмосфере что-то еще – и не скажешь, что безрезультатно. Для тех, кто считает, что Козлов не прогрессирует как автор, – отличный повод пересмотреть свои взгляды.


Владимир Козлов. Домой. СПб, «Амфора», 2010
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments