February 25th, 2009

Маргарита Хемлин "Живая очередь"

/>
Маргарита Хемлин
Живая очередь
Издательство: Вагриус, 2008 г.
Твердый переплет, 368 стр.
ISBN 978-5-9697-0686-6
Тираж: 3000 экз.
Формат: 84x108/32


Эта книга - о простых человеческих судьбах, о людях которые живут, взрослеют и уезжают из дома, иногда далеко и навсегда, влюбляются, рожают детей, плачут и смеются, делают глупости и совершают героические поступки, стареют и становятся ненужными. Книга написана так просто, что непонятно - а как? Как можно так писать? Где портреты, описания, внутренние монологи и почему, черт побери, эти скупые слова тебя задевают? Почему вдруг герои оживают и становятся родными, будто прожил ты бок с бок с ними целую жизнь?

/>
Книга до обидного маленькая, но писалась долго. Первые рассказы под общим названием Исповедь еврейки появились в «Знамени» ещё в 2005 году.
Потом в 2007 году появились сразу две повести- Про Берту и Про Иосифа. О Маргарите Хемлин заговорила критика, она получила премию журнала «Знамя».
В 2008 году была напечатана повесть Про Иону( номинирована на «Премию Белкина») и, наконец, вышла первая книжка- сборник рассказов и повестей «Живая очередь», ещё в рукописи попавшая в шорт-лист «Большой книги». Издательство «Вагриус» уже, наверное, двадцать раз пожалело, что выпустило книгу столь мизерным тиражом в 3 тысячи экземпляров, ее уже давно проблематично купить.
Поэтому, кроме номинации, даю ссылки на некоторые произведения, вошедшие в этот сборник.

В. Пелевин. П5: Прощальные песни политических пигмеев Пиндостана. (ЭКСМО, 2008)


Новый сборник В. Пелевина «П5»  состоит из пяти рассказов и повестей. Все произведения, вошедшие в П5 сюжетно вполне независимы, и, в то же время, тесно связаны между собой некоей сквозной авторской сверхидеей и  последний рассказ «Ассасин» тесно смыкается с первым рассказом из сборника — «Залом поющих кариатид». На самом деле, «П5» — это даже не сборник рассказов, а самый настоящий «роман-кольцо».
Все рассказы/повести написаны собственно об одном — об извращении человеческой сущности. О том, как из обыкновенных, нормальных людей последовательно и целенаправленно делают либо настоящих монстров, либо полных уродов. Мир идеологий, в котором живут и действуют персонажи пелевинских рассказов — это мир замкнутой самой на себя системы, мнимо вырабатывающей «идеи», «новизну», «будущее», а по сути гоняющей ничто, пустоту. В эту пустоту и проваливаются абсолютно все герои «П5»  - девушка Лена, исполняющая роль кариатиды в специальном убежище для олигархов; сами олигархи, легкомысленно возомнившие себя «хозяевами жизни»; ментовской генерал и его жертвы - рядовые гаишники... Лишь герою последнего рассказа сборника, — ассасину Али, — удается скользнуть по краю и обмануть профессиональных промывателей мозгов.
Рассказы и повести, собранные в «П5» причудливо сочетают в себе черты фантасмагории, социальной сатиры, политического памфлета, литературной пародии. "П5" - внятное и резкое высказвывание Пелевина  об уходящем десятилетии, о так наз. "нулевых".
 

нацбест

Пособия по выращиванию детей и родословных древ

Номинации книг Ю.Андреевой "Растим гения" и "Усыновить ребенка", а также М.Ремезова "Летопись семьи. Пособие для составления родословия" отклоняются. Формальная причина - недостает оговоренных в рецензии тысячи знаков. Если номинаторы будут настаивать - выдумаем другую формальную причину. Если будут сильно настаивать - придется корректировать правила.
нацбест

По три голоса есть еще у

Наталья Солнцева. Золотой идол Огнебога. - М.: Эксмо, 2008 (1, 2, 3)
Ольга Хмельницкая. 33 счастья. - М.: Эксмо, 2008 (1, 2, 3)
Мария Галина. Малая Глуша. - "Новый мир", 2008, №12 (1, 2, 3)
Галина Врублевская. Еще один шанс. - М.: Центрполиграф, 2008 (1, 2, 3)

Претензии и замечания принимаются здесь.

Номинаций явно получается больше десяти, так что без голосования будет не обойтись. Думаю, уже в середине следующей недели сделаем таблицу. Объявление длинного списка намечено на 9-е марта.

  • velobos

Антон Первушин «Гроза» в зените» – СПб. Азбука. 2008. ISBN 978-5-395-00218-1.

51.29 КБ

Антон Первушин «Гроза» в зените» – СПб. Азбука. 2008. 320 стр. Тираж 5 т.э. ISBN 978-5-395-00218-1. Оформление Александра Золотухина.

Триединый взгляд на былую страну, какой она моглы бы быть, пойди хоть что-то немного по-другому.

1.
«Небо должно быть нашим!» это не шовинистический лозунг, как можно было бы подумать, а призыв всему человечеству лететь в космос. Два советских космонавта впервые летят на Марс, и один из них (Юрий Гагарина), подначиваемый вторым (Алексеем Леоновым) в дневнике пишет мемуары: как он грезил небом, как он интересовался самолетами, как попал в отряд космонавтов.. Забавно на этом фоне выглядит флэшбэк Алексея Леонова (с.19), только не из прошлого, а из будущего (флэшковер в таком случае?): Леонову представляется, что он вице-президент банка, сидит в отдельном кабинете..

США в том мире чуть тупее и злее (например, Никсон стал президентом вместо Кеннеди, и уже в апреле 1961 напал на Кубу, с.46, потом еще и разбомбил советскую лунную базу), а СССР – чуть добрее и умнее, чем был в реальности (Королев стал министром и начал делать межпланетные корабли, в стране больше открытой информации – уже в 1950х годах открыто и подробно писали о ТТХ всех ракет и спутников, издавались правдивые энциклопедии с указанием ФИО конструкторов). Как и когда этот позитивный сдвиг в сторону свободы в СССР произошёл - неясно.

Но фарс всё равно остаётся в политической жизни страны: Юрий Гагарин, ступив на Луну в 23 часа по московскому времени, зачитывает заготовленную формулу, и в тот же миг Верховный Совет принимает самопровозглашенную Лунную Социалистическую республику в состав СССР (с.79-80). Это даже быстрее, чем скоропалительное принятие прибалтийских государств в состав Союза в период начала Второй мировой войны. Раз масштабы космические, то и скорости - соответствующие. Как уживается дичайший политический волюнтаризм со свободой распространения информации – не опять таки, не объяснено.

Уже к 1969 году СССР имел в на околоземной орбите площадку для сборки межпланетного космического корабля, опыт орбитальной жизни в невесомости в течении целого года(!) и группировку монтажников из пятидесяти человек. В 1970-ом Ту-144 уже возит пассажиров по миру (с.82), хотя обкатка машины продолжалась до конца 1975 года, и т.д. и т.п. незначительные вроде бы допущения, показывающие, тем не менее, что СССР в той реальности был чуточку эффективнее, чуточку добрее, чуточку интереснее – одним словом, страна в мире Первушина продолжала жить и развиваться, а не тихо умерла, надорвавшись в Отечественную, как в нашей реальности.

Финал повести совершенно неожиданный: попытка подтолкнуть развитие человечества в позитивном направлении, используя ложь во спасение, создавая миражи несуществующих целей чтобы потом стремиться к оным – мечта благая и благородная, Рэй Брэдбери мастерски использовал этот ход в рассказе «Конвектор Тойнби» (The Toynbee Convector, 1984). Однако и двойное самопожертвование во имя прогресса кажется (мне) излишним, но тут скрывается всё-таки человеческая дружба двух космонавтов, нежели соображения прагматического характера.

далее про другие повести сборникаCollapse )
пишущий пингвин

ИДУ НА «ГРОЗУ»

Антон Первушин «Гроза» в зените» – СПб. Азбука. 2008. 320 стр. Тираж 5 т.э. ISBN 978-5-395-00218-1. Оформление Александра Золотухина.

 

Рецензия на книгу Антона Первушина

 

«ГРОЗА» В ЗЕНИТЕ»




Антон Первушин не только один из немногих современных отечественных авторов, подвизавшихся на ниве научно-популярной литературы, но, благодаря немалому писательскому таланту, пожалуй, самый яркий представитель этой вымирающей профессии. Его роман «Звезда» собрал неплохой урожай литературных премий. И вот теперь настало время для сборника научно-фантастических повестей «Гроза» в зените». Надеюсь!

Сборник включает в себя, как ранее публиковавшиеся вещи («Небо должно быть нашим», «Корабль уродов»), так и совершенно новую вещь, давшую название всей книге. Начнем по порядку.

«Небо должно быть нашим» представляет собой достаточно редкий в отечественной НФ жанр личного дневника. Его автор советский астронавт, участник экспедиции к Марсу. Зарисовки из нелегкого космического быта, перемежаются воспоминаниями, спорами с товарищем по полету, философскими сентенциями. Постепенно мы понимаем, что речь идет об альтернативном варианте советской истории. В этом историческом ответвлении Советский союз не был первым в запуске искусственного спутника, но обогнал американцев на Луне. Космическая гонка в гораздо большей степени стала гонкой вооружений, чем это случилось в нашей реальности, и в конце концов привела к ведению на околоземной орбите самых настоящих боевых действий. Но герои повести все-таки летят к Марсу, а значит «звездные войны» не привели земную цивилизацию к фатальному исходу. Если говорить о изюминках повести, то следует отметить весьма удачное введение в художественную ткань строк из ПОДЛИННЫХ мемуаров! Автора «Неба» вполне можно понять, трудно удержаться и не процитировать слова человека, который не только первым ступил на Луну, но и достиг орбиты Марса!

«Корабль уродов» произведение посложнее, нежели первая повесть. По сути, это повесть о Посещении, но написанная так, словно бы никогда не существовало ни «Пикника на обочине» братьев Стругацких, ни фильма «Сталкер» Андрея Тарковского. Зона Первушина – это Кратер, образовавшийся на месте падения Тунгусского метеорита. С Хармонтской Зоной его объединяет лишь наличие опасных ловушек и различных артефактов, природу которых автор «Корабля уродов» описывает, пожалуй, более наукообразно, нежели Стругацкие. И это неудивительно, ведь его герой напоминает не столько сталкера Рэда Шухарта, сколько ученого Кирилла Панова, только уже отчаявшегося изменить мир и разочаровавшегося во всем, в том числе и в чудесах Зоны-Кратера. В отличие от героев «Пикника», Андрей Тяглов точно знает, что «счастье для всех даром» недостижимо и даже вредно и цель у него совершенно другая – он хочет довести последний эксперимент с главным чудом Кратера до конца и посмотреть, что получится. Задача, вполне, достойная звания человека науки.

«Гроза» в зените», пожалуй, самая причудливая из всех «альтернативок», представленных в сборнике. Вообразите себе наш мир в XXI столетии, но лишенный не только космонавтики, но и авиации! С самого начала невольно задаешься классическим вопросом: Отчего люди не летают, как птицы? Ответ на этот вопрос в той реальности знают даже школьники – потому что летать смертельно опасно! Всякого, кто поднимется за облака, ждет судьба Икара. Солнечный ультрафиолет превратит смельчака, в лучшем случае, в инвалида. Но человек не может не стремится в беспредельность и нелетающие люди у Первушина нашли выход. Они устремились в океан. Каждый мальчишка метает стать подводником или боевым акванавтом. Вот только житель провинциальной Калуги школьник Мэл Скворешников почему-то заглядывается на небо. Но путь в небо тернист. И Мэл испытывает множество, порой страшноватых, а порой даже приятных приключений, прежде чем сбывается его мечта и он становится одним из участников космического старта. И вот тут-то и открывается главная тайна этого мира! Но я ее раскрывать не буду, чтобы не лишать читателя удовольствия самостоятельно до этой тайны добраться.

Что же объединяет эти три, казалось бы, совершенно разных повести под одной обложкой? На первый взгляд ответ лежит на поверхности: тема устремления человечества к звездам. Но на второй взгляд проблематика книги гораздо глубже. Звезды всегда были нужны людям. Древние охотники любовались на них у своих костров, высматривая в очертаниях созвездий силуэты небесной добычи. Старинные мореплаватели вели по звездам свои корабли. Астрологи предсказывают по знакам Зодиака человеческие судьбы и по сей день. И вдруг в начале XXI века мы слышим, что звезды не нужны людям, что космонавтика слишком затратна, что надо подумать о сугубо земных проблемах. У нас есть спутники погоды и связи, и достаточно! Чего нам делать на мертвой Луне и безжизненном Марсе? Опять же, кризис… Но без мечты о звездах, без стремления собственными руками пощупать чужые мертвые скалы, без возможности хотя бы в отдаленной перспективе населить пока безжизненные миры у нас нет будущего! Без космонавтики нас ждет гораздо более глубокий кризис – кризис культуры, духовное вырождение, превращение в бескрылых существ, завидующих птицам! Вот, собственно, о чем эта книга!

Я человек, и если в зените меня ожидает гроза, значит, я иду на грозу!

А. Карасев. Чеченские рассказы. – М.: Литературная Россия. 2008. – 320 с.



Книга Александра Карасева «Чеченские рассказы» состоит из двух частей – это собственно «Чеченские рассказы», где дается проза о чеченской войне, и «Первый снег» – рассказы о войне вокруг нас, о мирной жизни, которая оказывается совсем не мирной, а полной конфликтов и противоречий, там же рассказы о рутинных армейских буднях, о любви и многом другом. В книге около сорока рассказов. Отдельные рассказы можно прочесть в Интернете:

http://magazines.russ.ru/authors/k/akarasev/

http://artofwar.ru/k/karasew_a_w/

Александр Карасев пишет в редкой сегодня манере – сдержано, без нарочитой витиеватости, несколькими точными штрихами он создает объемные образы, поэтому даже очень короткий рассказ, такой, например, как «Журнал», автору удается сделать объемным и ярким. У Карасева нет излишней патетики и эмоциональности, на многие вещи он смотрит иронично. Рассказы эти психологичны, точны, автор хорошо знает то, о чем пишет, будь то война или любовные неурядицы.

Особенно понравились рассказы «Лихолат», «Первый снег», «Капитан Корнеев», «Записки бывшего вэвэшника», «Ферзь», «Воин», «Наташа», «Борзяков», «Ильюшин и Невшупа», «Марш Егерского полка», «Звездный час Луноходова», «Аркаша-компилятор».


 



Игорь Симонов сборник рассказов Mondiale ("Олма Медиа Групп, 2008")


Сборник рассказов Mondiale – это набор цветных палароидных снимков.
Рассказы Игоря Симонова публикуются впервые. Ранее (в советские времена) его не печатали, т.к. считали, что его творчество нисколько не помогает борьбе против Запада. В результате все плоды творчества уходили в стол.
В прошлом году его рассказы были впервые изданы. В сборник вошли произведения различных периодов его творчества, начиная с 1980-х годов. В сборник рассказов вошла также нашумевшая пьеса "Небожители", которая вот уже третий сезон успешно идет на сцене московского театра "Практика".

Симонов, утверждает, что главное для него – создание истории. И действительно, он предлагает читателю плеяду замечательных драматических историй, прототипы героев, которых мы встречаем ежедневно. Персонажи его рассказов – люди с ярковыраженными характерами.
Каждый рассказ – фотоснимок из жизни его героев.

Мне рассказы Симонова понравились тем, что они лаконичные и законченные. Истории героев рассказаны до конца и не предполагают двух возможных финалов. Каждым рассказом Симонов проиллюстрировал вечные правды жизни.
ukrainian

Дмитрий Стародубцев, "Сильвин из Сильфона"

Креативная группа Дмитриади, 2008 г., 384 стр. ISBN 5-903835-01-0, Тираж: 20000 экз.

Начну с того, что была очень рада получить книгу на выставке-ярмарке "Книги России" из рук самого автора.
Без сомнения, роман можно считать новаторским. Во-первых, образ главного героя. Сначала кажется, что образ Сильвина можно легко соотнести с образами из классики (Акакий Акакиевич, Робин Гуд, Родион Раскольников, князь Мышкин). Но, погружаясь вглубь романного повествования, постепенно понимаешь, что попытка навесить тот или иной ярлык терпит поражение. Герой совершенно нов. Во-вторых, стиль изложения. В привычном повествовании диалоги построены по тому же принципу, что в драматических произведениях. Это побуждает читателся перестроиться на восприятие драматического текста, он начинает "проигрывать" в воображении все разговоры, и события, описанные на страницах книги, кажутся реальными.. Так что синтез двух родов литературы оказался уместным.
Итак, в начале повествования главный герой предстаёт совсем отчаявшимся "маленьким" человеком. Он затравлен, безотчётно добр и, в общем-то, не способен на бунт. Но в какой-то момент, отчаявшись, он совершает попытку самоубийства - и это меняет всю его жизнь. Сильвин обнаруживает в себе уникальный дар, и вот уже от него зависят судьбы жителей города, а позже - всего мира. Поначалу он не принимает предложений Германа, полагая их безнравственными - речь идёт о человеческих жизнях. Но постепенно "втягивается", превращаясь из "твари дрожащей" в безусловно "право имеющего". Сильвин решительно реализует программу социальной справедливости так, как он её понимает. К сожалению, не всегда способы гуманны. Например, сцена бойни в кафе, месть тем, кто несколько лет назад плюнул нынешнему властителю полумира в крюшон. Месть оправдана, но стоила ли она жизни Странников?..
А потом происходят совсем уж страшные вещи вселенского масштаба, потому что против Сильвина ополчается, без преувеличения, полмира. А потом он спасается, и дар покидает своего обладателя. И только тогда он становится действительно счастливым: тихая монастырская жизнь во Франции всё же лучше, чем всё его прошлое. Даже несмотря на необходимость изображать пророка перед толпой "последователей".
Открытый финал даёт надежду на продолжение.
  • laramur

Игорь Симонов. Уровень опасности (Олма, 2008)




Поразила прежде всего честность автора. Игорь Симонов написал остросюжетную историю, захватывающую воображение, и смог при этом искренне и убедительно привлечь внимание к вопросам, которые я и мое окружение предпочитаем игнорировать: в каком обществе мы живем? как и с какой целью используется понятие "терроризм" государством? как система манипулирует сознанием человека? что такое месть, личностный и общественный приговор? Ты начинаешь прислушиваться к героям, думать об их мотивации и, невольно делая перенос на свою реальность, веришь - это наша жизнь во всей неоднозначности, правда, которая в голове не укладывется. Автору веришь, потому что понимаешь - проблемы, как психологические, так и общественные, анализируются с точки зрения личного опыта, благодаря способности мыслить независимо от информационного шума, небезразличности к той среде, в которой мы существуем.

После прочтения посоветовала книгу лучшим друзьям, потому что не замечать появление этого романа нельзя. Как нельзя бесконечно отворачиваться от реальности, жить вчерашним днем, потому что будущее пугает. О нем должны спорить и говорить. Как говорят о текстах Апдайка и Равенхилла, поднимающих подобные темы.  Кстати, посмотрев спектакль "Небожители"в театре "Практика" по пьесе Симонова, убедилась в том, что этому автору я доверяю. В любое время, в любой стране есть люди, которые оценивают современность адекватно и остро в силу, наверное, большей свободы от мнения большинства. Я считаю, что их голос должен быть услышан.