djonnybravo (djonnybravo) wrote in natsbest,
djonnybravo
djonnybravo
natsbest

Владимир Козлов "Домой", Амфора

Рецензия на книгу Владимира Козлова “Домой”, Амфора, 2009

Владимир Козлов – непростой автор. Быстро пробив ногой дверь в литературу в 2002 году (после резких, натуралистичных, и обильно матерных романов “Гопники” и “Школа” главный российский критик Лев Данилкин назвал Козлова русским Селлинджером), Козлов написал еще несколько хороших романов (Плацкарт, Попс) и притих. Переключился на журналистику.

В середине двухтысячных Козлова стали меньше читать. Критики поспешили обвинить его в однообразии тем и убогом, сером, монохромном языке. Главные темы Козлова (фальшь, ложь и приторность окружающего общества потребления, разорванность общества, простые и печальные судьбы поколения постсоветской России) перестали волновать людей. Основные доводы читателей, не признающих и не принимающих Козлова – зачем писать о том, как все вокруг плохо? В конце двухтысячных, частично из-за кризиса, частично из-за коммерциализации крупных издательств Козлова перестали печатать и рекламировать в магазинах и теперь уже не так просто найти его книгу на полках.

Да, Козлов не обладает искусством красочной метафоры. Да, в книгах Козлова не найти лихо закрученных сюжетов и мастерски выписанных героев. Да, все персонажи говорят примерно одинаковым, небогатым авторским языком.
Но, Владимир Козлов – это, пожалуй, единственный честный писатель в России. Это единственный писатель, которого действительно можно назвать реалистом. Начав с 2002 года свою эпопею, Владимир Козлов систематично описывает окружающую его реальность. Понятно, что реальность субъективна и для каждого уникальна. Но субъективность Владимира Козлова пугающе похожа на правду. Владимир Козлов описывает простых русских людей и показывает те стороны жизни, в которые литература обычно предпочитает не заглядывать.

Роман “Домой” построена как параллельное описание трех периодов жизни главного героя. Начало девяностых – пацаны из Белоруссии едут в Польшу за товаром, конец девяностых – главный герой работает журналистом на заводе и собирает компромат на директора завода, середина двухтысячных – герой пытается скрыться от прошлого. Нехарактерный для Козлова сюжет – нелинейное время, интрига сохраняется до конца книги.

И еще. Владимир Козлов – это Марадона от диалога. Это единственный российский писатель, который умеет передать живую речь. Живую, матерную, короткую, резкую и настоящую речь. В его книгах люди разговаривают не как в телевизоре, а как на улице. Козлов показывает, как говорят обычные люди и о чем они говорят. И часто за этой простотой кроется глубина Хемингуэя.

Владимиру Козлову даже не обязательно выиграть Нацбест или какие-то другие литературные премии. Главное – чтобы кризис книгоиздательства и ханжество критиков не загубило и не отодвинуло от читателей настоящего, самобытного и честного писателя.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments